Вереница Verenitsa

спасение деревянных памятников русского севера

[вК]   [ФБ]   [И]   [ritaba@rambler.ru]

2020-Окт-02

Копия публикации «Независимой газеты» от 30.09.2020

Пес Ворчун не знает депрессии.
Как восстанавливают деревянные церкви у Белого моря

Об авторе: Андрей Львович Юрков – прозаик, ученый-химик


<<<  Работы на церкви Рождества Христова в селе Пурнема. 

Каждый год отряды «Вереницы» – реставрационного движения по сохранению деревянных церквей Севера России – выезжают в деревни и села Вологодской и Архангельской областей: в Гридинскую, Остахино, Волосово, в Никитинскую, в Пурнему на реставрационные и консервационные работы. А еще есть разведывательные выезды на поиск сохранившихся церквей.

Как строятся работы? Все непросто. Во-первых, надо объекты разыскать и описать. Для этого по бездорожью доехать до забытой Богом и страной деревни, где, по слухам и каким-то записям, сохранилась церковь. Как правило, хозяев у таких церквей нет. Зачастую есть объект культурного наследия, только сам по себе. Ничей. Вроде бы он есть, а вроде бы и нет его.

Итак, надо сначала церковь найти, потом описать, потом сделать проект консервации или реставрации, а уж потом начинать работать. А на все на это нужны деньги и материалы. Однако неравнодушные люди есть. Движение в основном волонтерское. Люди выезжают на своих машинах, проводят разведку, описывают храмы, проводят реставрационные работы.

На две недели я присоединился к работам «Вереницы» на церкви Рождества Христова в селе Пурнема на берегу Белого моря, в Архангельской области. Народ подобрался хороший. Руководитель – плотник высокой квалификации и с высшим образованием Денис, квалифицированный подмастерье Саша и остальные типа «подай-принеси» вроде меня. Однако сложностью работ и их объемом я потрясен. Главный результат – поставлены стропила и перекрыта крыша трапезной. Теперь над трапезной есть крыша. Проект выполнен так, что несущей конструкцией стали не стены трапезной (которые, увы, в неважном состоянии), а сами леса. Закрыты окна в алтарной части. И все это сделано в основном Денисом и Сашей.

А теперь поговорим про село Пурнема, что в Онежской губе на берегу Белого моря. Оно старое. Вообще по побережью Белого моря найдено более 20 археологических стоянок, начиная от пятого тысячелетия до нашей эры – люди жили тут всегда. Восхитительные виды и Белое море. Исключительное ландшафтное разнообразие. Леса, выходящие на морское побережье. Место обитания редких видов животных, редкие и реликтовые растения. До революции в разные времена в селе жили от 600 до 1000 человек, при советской власти – 200–250, а после перестройки, дай бог, чтобы 100 дворов были обитаемы в Пурнеме постоянно. Увы, жизнь здесь несладкая. Да, восхитительная природа. Да, ягоды-грибы. Только вот забыто оно, это село, может быть, тысячелетней давности. И не нужно никому. Да еще и волки, которые зимой ведут себя по-хозяйски. Вот и нет большой любви у местного населения к центральным властям. Все-таки жизнь тут напоминает борьбу за выживание. Нет большой любви у местных и к туристам, которые приезжают полюбоваться шедеврами деревянного зодчества.

 

Корова на беломорском пляже…


…И ее верный телохранитель – пес Ворчун. 
Фото автора

Не сказать, что Пурнема – уж совсем заброшенное место. Все-таки есть дорога (на которой выше 30 км/час не поедешь). Две деревянные церкви, одна из которых – Николая Чудотворца – самая старая (освящена в 1618 году) из сохранившихся на Белом море. Есть школа, и в нее ходят дети. Есть колхоз, при колхозе стадо коров, а при стаде – пастух и пес Ворчун. И все же вся молодежь уезжает – в Северодвинск или Архангельск. А туристы удивляются, что местные пейзане не встречают их в вышитых косоворотках и хлебом-солью. Ведь эти пейзане живут рядом с памятниками деревянного зодчества. Но никакой в них нет радости, что к ним, преодолев бездорожье, приехали посмотреть на сохранившиеся шедевры. Радуется всем только пес Ворчун – вот у него запас жизнелюбия большой. Ворчун – переросший хаски, пасет коров, а зимой выгнал под выстрел медведя-шатуна, ходившего вокруг села. Его не охватывает депрессия от того, что осенью день становится короче, а ночи – длиннее. А может быть, депрессия от долгой полярной ночи и забытости охватывает не только людей, но и его, да только он об этом молчит. Ворчун не унывает и приветствует всех. Все тут особенное. Совершенно независимые коровы в сопровождении Ворчуна переходят речку Пурнема, проходят мимо баркасов и остатков дома рыболовецкой артели и устремляются на берег Белого моря. На песчаном пляже коровы смотрятся великолепно. Неудивительно, что молоко у них вкусное.

 Не все так плохо. Организован национальный парк «Онежское поморье», который ведет большую работу по сохранению редких животных, птиц и растений, помогает восстанавливать церкви, а иногда и сам берется за реставрационные работы. Все эти две недели мы были под его бдительным присмотром. И строительным материалом для работ на церкви нас обеспечил парк. В благодарность за наши две недели труда (а у кого-то и больше) сотрудники «Онежского поморья» свозили нас по берегу Белого моря в село Лямцы – еще более древнее, чем Пурнема. Так и звали в Средние века область в Онежской губе на юго-восток от Соловков – Лямицкий берег. По дороге сотрудник парка Роман при помощи квадрокоптера сумел зафиксировать небольшое стадо белух неподалеку от берега (белуха – крупный краснокнижный дельфин. Но не совсем дельфин, что-то в них есть и от кита). Роман показал нам стадо на дисплее, на который камера квадрокоптера передавала изображение. Национальный парк занимается сохранностью стад белух тоже.

Не все так плохо: кроме отряда «Вереница» есть еще движение «Общее дело» – тоже в основном волонтерское; есть волонтерский отряд «Реставрос».

Есть неравнодушные люди, и их немало. И есть результаты труда! Церкви восстанавливаются. А для кого-то такая работа добровольцем может стать моментом преображения. А преображение, как известно, внутри, оно мало кому заметно. Но у кого-то жизнь после таких работ наладится или просто изменится в лучшую сторону. Кто-то просто отдохнет от офисной суеты и нервотрепки. Кто-то расширит круг общения, заведет знакомства в другой сфере. Народ разновозрастный, но много молодых ребят и девчонок, которые знакомятся во время работы. Да и разве плохо пожить две недели на берегу Белого моря, заниматься физическим трудом, купаться в Белом море, вечерами выходить на берег смотреть на закаты, отливы и приливы или просто жечь костер? Только уехав в свой душный город, начинаешь понимать, как здорово трудиться на реставрации деревянных церквей, какая восхитительная вокруг была природа и какие хорошие люди тебя окружали.

Может быть, и вам придет охота поработать на берегу Белого моря в следующем году. 


Оригинал статьи здесь.